Глава Девятая. Развитие воли

Из всех областей самоформирования ребенка – скоординированные движения, независимость, язык и воля – развитие воли менее всего понимается и поддерживается в современном обществе. В то же время мы знаем: для того, чтобы быть уверенным в себе, необходимо себя контролировать. Этот контроль распространяется как на нашу умственную сферу, так и на физические действия. Ребенок должен научиться не только дисциплине в своих действиях, но и дисциплине в мыслях.

Цивилизованные общества всегда полагаются на дисциплину своих граждан. Дисциплина, повиновение и самоконтроль начинаются в детстве. Детям необходимо развивать в себе подчинение законной власти, это впоследствии станет основой для взрослого понимания и принятия ожиданий той цивилизации, в которой живет человек. Эти ожидания включают в себя как простые и прямолинейные правила, так и глубочайшие взаимоотношения внутри человеческого сообщества: от того факта, что красный свет означает «стой», а зеленый – «иди» до заботы о других, принятия власти закона, уважения к человеческой свободе и стремления к счастью.

Это детское следование принятым в обществе «правилам дорожного движения», а также его основным ценностям ни в коем случае не означает, что нам следует воспитывать детей так, чтобы они стали услужливыми и зависимыми взрослыми. Из наших рассуждений до настоящего момента следует, что система Монтессори поддерживает противоположный подход к человеческому существу с самого момента его рождения. Личный опыт взаимодействия с фашистским, нацистским и коммунистическим режимами убедил Монтессори в абсолютной необходимости свободы мысли в любом обществе. Жесткие догмы, будь то политические или религиозные, порабощают людей и неизбежно ведут общество к разрушению и упадку. Именно потому, что Монтессори настаивала на воспитании умения самостоятельно мыслить, и в этом ее образовательный подход достиг успеха, в 1930-е годы Гитлер и Муссолини приказали закрыть все школы, работавшие по системе Монтессори во всех регионах, находящихся под их управлением. Школы Монтессори были единственными светскими образовательными учреждениями, закрытыми таким образом.

Как же воспитывать детей, которые будут контролировать себя, подчиняться авторитету взрослого, но, тем не менее, смогут мыслить самостоятельно, когда вырастут? Как провести их от «упрямого своеволия» ребенка младше трех лет к сформировавшимся воле и мужеству, необходимым, чтобы следовать своему курсу на непростых путях взрослой жизни? И, наконец, как помочь маленьким детям в первые годы своей жизни научиться выбирать для себя созидательную деятельность и концентрироваться на ней, не обращая внимания на внешние помехи и тех людей, которые пытаются их отвлечь?

Подобно тому, как формирование скоординированных движений, независимости и языка ребенка вытекает из процесса самопостроения, Монтессори считала, что развитие воли ребенка – это результат постепенного умственного развития. Историческая концепция «подчинения воли ребенка», которая все еще широко поддерживалась в первой половине двадцатого века, в системе Монтессори была предана анафеме. Говорить о подчинении воли ребенка столь же неразумно, как и уничтожать способность ребенка к языковому развитию, целенаправленно препятствовать развитию его независимости или намеренно лишать его возможности выработать скоординированные движения. Дети не рождаются с развитой волей. Воля, так же, как и все остальные области развития, формируется гораздо позже. Волю необходимо развивать целенаправленными усилиями с самого момента рождения. Это длительный процесс и детям необходима совершенно конкретная помощь родителей и окружающей среды на каждом шагу этого непростого пути. Если ребенок не получает необходимой помощи, его воля не получает развития. В этом случае на протяжении всего своего детства ребенок будет ведом своими импульсами и минутными порывами. Во взрослом возрасте такой человек обречен на хаотическую жизнь, лишенную постоянства, чувства безопасности и доверия к себе и другим.

Так же, как в других сферах самоформирования, наша способность помочь ребенку развить волю зависит от нашего понимания стадий формирования ребенка. Первоочередной момент, необходимый для каждой сферы самоформирования ребенка, в том числе и для развития воли – это внимание к окружающей обстановке. Ребенок выбирает в качестве точки приложения своего внимания какую-то часть окружающей среды, исключая все остальные. Другими словами, он направляет свое внимание и ограничивает его при помощи самоконтроля. Как мы выяснили во второй главе, у младенца есть врожденный потенциал такой концентрации. Мы поддерживаем его развитие, создавая благоприятную для этого среду. В самом начале это означает такую окружающую обстановку, которая будет помогать младенцу концентрироваться только на одном раздражителе. Таким образом, когда мать кормит новорожденного грудью, она делает это в тихом уголке. Тогда ребенок сможет концентрироваться на лице матери и процессе кормления, а не будет отвлекаться на окружающую обстановку. Аналогично, мы вешаем только одну игрушку над детской кроваткой и даем новорожденному побыть одному, чтобы сконцентрироваться на том, что его окружает.

За первые восемь-девять месяцев жизни ребенок переходит от первоначальной зависимости от рефлекторных действий к способности обрабатывать информацию, которую он получает путем сенсорного исследования мира. Теперь он может сформировать план действий – например, проползти через комнату за катящимся мячом, и, в определенной степени, даже подавлять импульсы, которые противоречат этому плану.

Тем не менее, только в возрасте восемнадцати месяцев созревание лобной доли головного мозга позволяет ребенку в большей степени контролировать и осознавать себя и свои действия. В этом возрасте ребенок впервые может сдерживать себя в различных ситуациях. В частности, он способен научиться контролировать функции своего организма, овладевая навыками пользования туалетом. В подходящих условиях он может даже научиться терпеливо ждать приема пищи и тому подобное.

В три года осознание ребенком самого себя распространяется на умственную деятельность. Он начинает понимать, что его мысли отличаются от мыслей других. Но лишь в возрасте четырех или пяти лет он разовьет то, что в когнитивной психологии называется «theory of mind» (внутренняя модель сознания «другого»). Ребенок начинает сочинять свои истории, что делает возможным более детально продуманные игры с четко очерченными, подробными ролями для других: например, в семью с мамой, папой, ребенком и собакой.

Наконец, в шестилетнем возрасте мозг ребенка становится способен к рассуждению и абстрактному мышлению. Впервые ребенок способен контролировать свое поведение, основываясь на понимании и уважении к желаниям и чувствам других. Таким образом, как мы обсуждали ранее, заря мышления и общественного бытия наступают одновременно. Это медленное развитие абстрактного мышления и понимания социального поведения ведет к серьезным выводам относительно того, как взрослому следует реагировать, помогая формированию воли ребенка в первые шесть лет жизни. Это означает, что ребенок младше шести лет не имеет представления о том, почему то или иное поведение неприемлемо. Родителям не следует говорить ребенку об абстрактных причинах для самоконтроля и ожидать, что ребенок сможет их понять. Вместо того, чтобы взывать к разуму ребенка младше шести лет, родителям приходиться полагаться на другие стратегии, особенно на внешний контроль и последствия.

Когда ребенок очень мал – в возрасте до восьми-девяти месяцев – ограничение его собственных импульсов происходит совершенно примитивно, родителям приходится постоянно подменять внимание и энергию ребенка своими собственными. К восемнадцати месяцам, как мы уже знаем, ребенок вырабатывает определенную степень самосознания. От родителей также требуется постоянная бдительность, но их роль постепенно сводится к присмотру за ребенком. К трем годам ребенок уже лучше понимает, что другие люди отличаются от него. Что-то может нанести вред самому ребенку, но не повредить кому-то другому. Взрослому следует продолжать присматривать за ребенком (однако теперь постоянный присмотр не так нужен), так как у ребенка еще не появилось достаточно благоразумия для действия в новых ситуациях. Он не может оценить потенциальную опасность, к примеру, горячей плиты или острой иглы, следовательно, его нужно от этого защитить. Совершенно очевидно, что в возрасте до шести лет в жизни ребенка необходим взрослый, который подменит его собственные энергию и волю своими, поскольку ребенок еще не осознает ни собственного существования, ни его конечности. Роль взрослого – постепенно знакомить ребенка с Вселенной, основанной на порядке, а также с границами повседневной жизни конечного существа, живущего в ее пределах.

Мы не должны недооценивать важность фундаментального понимания вселенского порядка. Порядок в окружающем мире и вера в то, что человеческие существа способны его постичь, стали основой человеческого прогресса и цивилизации. Она освободила нас от неуверенности магических представлений, основанных на доктрине и догме. Она привела нас из Средневековья к Просвещению, к веку глобальных технологий и возможности немыслимой свободы. Человеческая мысль, воображение и воля основываются на фактах, полученных сенсорным путем. Исследование младенцем мира сенсорных фактов в итоге приводит его к миру абстрактного мышления. Он развивает способность мыслить и умственный порядок, необходимые для организации и передачи мыслей посредством языка. После установления этого умственного порядка, творческий человек может перегруппировывать свои мысли и идеи и реализовывать их в виде конкретных действий, направленных на воздействие на окружающую среду. Так, Эйнштейн открывает новое выражение реальности: E = mc2 - так начинается эра технологий. Творческое исследование окружающего мира взрослыми начинается с первого представления о границах и порядке, присутствующих в окружающей ребенка среде. Мы выполняем свою миссию по ознакомлению ребенка с границами и порядком мира, применяя принципы Монтессори, о которых мы впервые говорили в 1 главе. Эти принципы – подготовленный взрослый, подготовленная окружающая среда и свобода, сопряженная с ответственностью.

При обсуждении вопроса развития воли и ее связи с вселенским порядком, можно задать вопрос: что означает «подготовленный взрослый»? Самая первая помощь, которую мы можем оказать ребенку – это быть образцом самоконтроля и порядка в своей собственной жизни. Если мы ведем упорядоченную жизнь, быть примером для ребенка просто и естественно. Однако, если в нашей жизни царит хаос и мы чувствуем, что с нам с трудом удается контролировать свою жизнь, следует сбавить темп и критически посмотреть на самих себя и свою жизнь. Особенно внимательно следует относиться к тем ситуациям, в которых мы взаимодействуем с детьми. Как мы собираем игрушки – как попало или следуем определенному порядку, складывая все мягкие игрушки в одну корзинку, кубики – в другую, мозаику – на полку, книги – в корзинку рядом с кроваткой? Когда мы прибираемся в комнате, как мы это делаем – сначала относим всю грязную одежду в корзину для белья, а полотенца – в ванную, потом упорядочиваем обувь в шкафу, вешаем в шкаф или убираем в ящики чистую одежду?

Следуя определенному порядку в повседневных действиях, мы даем возможность детям ощущать нашу дисциплину мысли, которая позднее поможет им выработать собственный внутренний порядок в мыслях. Когда у одной девочки 12 лет, с которой занимались по системе Монтессори, случался беспорядок на кухне в результате действий других членов семьи, она регулярно наводила в ней порядок. Причем делала она это с очевидной легкостью, бралась за дело организованно и целеустремленно. Упорядочивая окружающую ребенка среду, мы в качестве награды получаем упорядоченное мышление. А наличие упорядоченного мышления помогает упростить то, что поначалу кажется невыполнимой задачей, превратить задачу в выполнимую и даже приятную.

Теперь давайте рассмотрим «подготовленную окружающую среду». Мы знаем, что установленный порядок вещей поддерживает ребенка и придает ему чувство безопасности. Следовательно, нам необходимо подготовить для ребенка такую среду, которая будет демонстрировать порядок и структурированность в действии. Когда ребенок сталкивается с упорядоченностью в человеческой жизни, у него создаются определенные ожидания, которые, в свою очередь, он может использовать для того, чтобы выстроить порядок в своем уме и развить свою волю. «Что», «когда» и «где» делают возможными эти ожидания. У ребенка в повседневной жизни должна быть полная ясность на счет того, «чего» ожидать, «когда» это ожидать и «где» это ожидать.

Вот несколько примеров «чего» и «где» для младенцев и детей младше трех лет. Еду нельзя выносить за пределы кухни, потому что мы едим, сидя за столом, а не ходим по дому с печеньем в руке (а также не едим в машине или гуляя по улице). Мы купаемся в ванне, а не в кухонной раковине. Место мочи и фекалий – в унитазе или в горшке в ванной комнате, а не в подгузнике на двухлетнем ребенке. Игрушкам и мозаикам не место в кухонной рабочей зоне. Игрушки, которые мы держим в гостиной, там и остаются, нельзя растаскивать их по всему дому. Мы спим в своих кроватях. Беготня и крики – для улицы, а не для дома и так далее.

Далее, каждому действию соответствует свое время: «когда» оно должно происходить. Расписание маленького ребенка состоит из приемов пищи, отдыха, активной деятельности и сна. Также нам следует включить в распорядок дня ребенка время для размышлений, чтобы максимизировать его способность освоить сенсорные впечатления и, таким образом, закрепить впитанную информацию. Мы также рекомендуем родителям читать своим детям каждый вечер перед сном с самого раннего возраста. Тогда привычка к тихому времяпрепровождению и учебе по вечерам останется у ребенка на всю жизнь.

Постоянство расписания и ритуалы жизненно важны для того, чтобы ребенок понял, чего от него ожидают. Лобная доля его головного мозга еще не сформирована. Ни мозг, ни язык ребенка еще не развиты настолько, чтобы понять изменения в установленном порядке вещей. Следовательно, постарайтесь установить определенное время для тех поездок, в которых ребенок вас сопровождает – будь то в магазин за покупками, в парк на прогулку, на службу в церковь или в гости к друзьям. Если ваш ребенок проводит утренние часы вне дома – в окружающей среде Монтессори или вне ее, рассчитывайте, когда это возможно, сразу же после занятий отвозить ребенка домой, а другие мероприятия планируйте на послеобеденное время. Что происходит с двух- или трехлетним ребенком, если вместо того, чтобы ежедневно в полдень обедать дома, а потом отдыхать, каждый день происходит что-то разное, причем не в силу необходимости (что тоже бывает), а потому что родители не осведомлены о его истинных потребностях? В один день ребенок сразу после школы едет в парк, назавтра родители везут его прямиком в продуктовый магазин, на другой день – на обед к друзьям, а потом по магазинам. На четвертый день ребенок обедает и отдыхает дома. Дети двух- и трехлетнего возраста не понимают подобных перемен и их причин. Если ребенку понравилось то, что было вчера, он требует повторения: «Я хочу в парк!» Родители воспринимают эту настойчивость как своеволие. Но ребенок не в состоянии понять, почему вы не хотите везти его в парк или в гости к друзьям. Таким же образом, ребенок не понимает, что мы ездим в продуктовый магазин только тогда, когда нам нужны продукты; или того, что сегодня нужно надеть куртку, т.к. на улице холодно, хотя вчера было тепло и куртка была не нужна. Конечно, вы не всегда сможете следовать установленному на неделю расписанию поездок. Когда такое происходит, вы можете укрепить формирующееся у ребенка чувство безопасности и самоконтроля, если как можно подробнее будете следовать привычному для поездок распорядку. Наденьте на ребенка привычную куртку или свитер. Выходите из дома так, как обычно. Езжайте по обычному маршруту. По пути обращайте внимание ребенка на знакомые места. Делайте все, чтобы напомнить вашему ребенку о предсказуемом порядке вещей в его жизни.

Порядок «что», «где», «когда» в жизни ребенка обеспечивает структурированность и возможность установления границ и дисциплины. Жизнь в этих границах и познание порядка через них развивают волю ребенка. Эти внешние рамки необходимы в каждом конкретном случае до тех пор, пока ребенок не усвоит их и не научится контролировать собственное поведение.

Процесс самоформирования ребенка очень длителен. Родителям необходимо проявлять достаточно твердости и убежденности, чтобы не замедлить его еще больше. «Нет» всегда должно означать нет. «Нет» не должно означать «Спроси меня еще раз, возможно, я разрешу». Или «Покричи погромче, ударь меня, скажи мне: «Ненавижу тебя, ты плохая!», опозорь меня в общественном месте или у родителей мужа, и, возможно, я дам тебе то, что ты хочешь». Звучит утрированно, тем не менее, это нередкий сценарий в отношениях родителя и ребенка в современном обществе. Вы как родитель должны решить: «Каким я хочу вырастить своего ребенка?» Дети, которым родители позволяют манипулировать собой таким образом, учатся тратить свою энергию и развивают ум именно в этом направлении. Это становится привычкой. Дети же, которые постоянно сталкиваются с родительской убежденностью и твердостью в установлении границ, вырастают в людей с сильным характером, которые понимают ограничения и ответственность в жизни. Цитируя слова одного учителя Монтессори: «Роль взрослого – с любовью учить детей соблюдать границы, иначе мир научит их этому без любви».

Почему многим современным родителям настолько трудно доводить дело до конца, когда они говорят «нет» своим детям? Для нас, представителей старшего поколения, это загадка. Определенно, у наших родителей и бабушек с дедушками не было таких проблем. Нам было очевидно то, что предыдущие поколения действовали в соответствии с принципом: взрослые больше, чем дети – но это ненадолго! Нельзя упускать возможность помочь ребенку выработать самоконтроль и понимание границ цивилизованной жизни. Наши родители, бабушки и дедушки прекрасно осознавали огромную власть взрослого над ребенком. Каждый ребенок хочет угодить своим родителям. Это глубокая, неосознанная потребность ребенка, развившаяся в процессе эволюции человеческого вида. Мудрые родители используют эту естественную черту маленьких детей, чтобы помочь им адаптироваться в том обществе, где они живут.

Возможно, современным родителям трудно говорить «нет» своим детям, на самом деле имея это в виду, потому что они чувствуют себя неуютно в роли законной власти в жизни собственных детей. Сегодняшние родители выросли в то время, когда в обществе было приемлемо и даже поощрялось ставить под сомнение любую власть. В результате они представляют собой первое поколение американцев, которым трудно взять власть в свои руки ради собственных детей. Более того, вместо того, чтобы видеть свою роль в развитии дисциплины и силы характера в своих детях, они поддаются соблазну «осчастливить» своих детей в настоящий момент. Как сказал один молодой родитель: «Мы живем в культуре, где счастье представляется основным смыслом существования и где правит сиюминутность. Результат этих двух факторов – цель сделать своих детей счастливыми прямо сейчас, не задумываясь о том, что будет делать их счастливыми в последующие годы». Бывает так, что жизнь сегодняшних родителей организована таким образом, что у них не хватает сил и внимания, необходимых для того, чтобы говорить «нет» своим детям. Очень просто поддаться влиянию момента, если родители не уделили время тому, чтобы продумать, какие границы и ритуалы подойдут их детям.

Чем больше ритуалов в жизни маленького ребенка, тем проще жизнь ребенка и родителя. Это происходит потому, что ребенок младше трех лет с готовностью принимает различные ритуалы. Конечно, все дети разные, некоторые дети очень пассивны, «удобны», в то время как другие – очень активны, они выклянчивают то, чего хотят, часто их родители считают их упрямыми. На самом деле, таким детям в большей степени требуется помощь взрослого, чтобы научиться принимать границы, точно так же, как некоторым детям сложнее научиться читать, усваивать математику или ладить с другими.

В то же время, безотносительно к личности каждого ребенка, причина того, что чем больше ритуалов – тем больше послушания, заключается в формировании мозга ребенка. Мозг ребенка не способен воспринимать перемены так, как это делает мозг взрослого. Мозг ребенка занят выстраиванием нервных синапсов и формированием путей для передачи информации. Ребенок проживает сенситивный период порядка, пытаясь найти порядок во всем. Вспомним пример ребенка 14-ти месяцев, который каждое утро приезжал к нам в школу со своей мамой – она приводила в класс его старшую сестру. Однажды он сильно разволновался, пока шел по дорожке к школе. Он громко кричал и показывал на пустую подставку для солнечных часов на середине пути. Его мама объяснила нам, что он каждый день очень радовался, проходя мимо солнечных часов на подставке. А этим утром он расстроился, потому что они приехали раньше, чем обычно, и дети из младших классов еще не успели вынести солнечные часы и поставить их на подставку. Это довольно типичная реакция ребенка такого возраста на перемены в окружающей обстановке, даже на самые незначительные. Эта мать была внимательна и чутка к реакциям ребенка. Она сразу поняла, в чем дело, и смогла среагировать подобающим образом: она просто повела его дальше, невзирая на протест, и всячески пыталась переключить его внимание.

Ритуалы дают маленькому ребенку такую информацию, которую слова дать не могут. Он слышит то, что мы ему говорим, но слова не приносят понимания. Мать может объяснить ребенку, что он сегодня не пойдет в парк, так как на улице холодно и дождь. Но из этой информации для ребенка не следует, что идти в парк сегодня – плохая затея, так как в такую погоду гулять – приятного мало, и, хуже того, можно простудиться и заболеть. Мы уже говорили о том, что ребенок, привыкший к холодной погоде, настаивает на том, чтобы и летом продолжать носить зимнюю куртку. Аналогично, ребенок, который начал обращать внимание на свою одежду летом, может настаивать: «Бобби куртку неть!», когда осенью начинает холодать. Маленьким детям, которые еще не настолько развиты, чтобы осознавать причинно-следственные связи, кажется, что мы произвольно изменили их мир в тот момент, когда они только-только начали в нем разбираться. Если Бобби стоит без куртки, он не думает: «Мне холодно. Нужно надеть куртку». Он думает только: «Мне холодно», и еще не способен придумать решение. Или, например, маленький ребенок, сидящий в автомобильном кресле на заднем сиденье машины, захотел пить и говорит: «Дай попить». Отец, вместо того, чтобы дать ему стакан воды, как обычно происходит дома, говорит: «Извини, мне нечего тебе дать». Только в возрасте около пяти лет ребенок становится способным подумать: «Правда, у папы ничего для меня нет».

Мы понимаем, что родителям в силу многих причин может быть трудно установить четкое расписание для своих детей. Следовательно, очень важно, чтобы родители понимали, что означает для их детей изменение привычного распорядка дня. Когда без этого не обойтись, родители как минимум должны уделить своему ребенку больше сил и энергии, потому что несоответствие ожиданиям у маленьких детей вызывает перевозбуждение и даже беспокойство.

Наконец, необходимо рассмотреть, что такое свобода, сопряженная с ответственностью. Это сложный момент для каждого взрослого. Как нам реагировать, когда ребенок хочет сделать что-то, что выходит за рамки его возможностей или что ему не следует делать? Неважно, насколько тщательно мы выстраиваем окружающую среду для ребенка, чтобы соответствовать его потребностям формирования скоординированных движений, независимости, языка и воли – его эгоцентризм в первые годы жизни непременно приведет к недовольству и конфликту с другими. Чтобы понять, как мы можем помочь в таких ситуациях, следует изучить этапы развития мозга ребенка. Таким образом, мы используем разный подход к ребенку девяти месяцев, в возрасте от девяти до восемнадцати месяцев, в возрасте трех лет и в возрасте старше шести лет. В разной степени на каждом из этих четырех этапов мы должны подменять волю ребенка своей. После того, как ребенку исполнится шесть лет, нам необходимо отслеживать ситуации, в которых потребуется подменить рассуждения ребенка своими, а в возрасте с двенадцати до двадцати четырех лет – поделиться нашей мудростью и здравым смыслом с молодым взрослым. То, как мы это делаем, должно соответствовать уровню, на котором находится ребенок.

Оптимальный момент для того, чтобы начать вводить границы наступает, когда ребенок начинает уверенно ползать. В первые девять месяцев мы используем огромное желание ребенка исследовать окружающий мир, заменяя запрещенный предмет на другой. Поскольку младенец интересуется всем, что можно исследовать с помощью органов чувств, можно быстро забрать запрещенный предмет у ребенка и заменить его любым другим. В этот момент даже не надо убирать запрещенный предмет из виду.

В промежуток между девятью и двенадцатью месяцами малыши становятся полностью мобильными, могут подползти к любому предмету, который им захочется исследовать. В этом возрасте они также быстро забывают о заинтересовавшем их предмете, поэтому достаточно их отвлечь, чтобы переключить внимание на что-то другое. Однако, в возрасте от двенадцати до восемнадцати месяцев происходит разительная перемена: ребенок кажется более своевольным. Уже невозможно переключить его внимание на другой предмет с такой же легкостью, как прежде. Его мозг развился настолько, что он может продолжать думать о том, что ему хочется, даже когда предмет желаний находится вне поля зрения. Это замечательный этап развития ума. Тем не менее, это означает, что просто заменять один предмет другим уже недостаточно. Теперь необходимо либо забрать его у ребенка, либо совсем убрать предмет из поля его зрения.

Этот период жизненно важен для формирования воли. То, как вы ограничиваете ребенка на протяжении этих шести месяцев, может либо помочь, либо воспрепятствовать его осознанию себя и готовности развивать дисциплину и самоконтроль. Если ваш ребенок быстро уползает или уходит от вас, постарайтесь не хватать его сзади. Лучше обойдите его и остановите, стоя лицом к лицу. Тогда вы сможете перенаправить его энергию решительно, но в то же время уважительно. Если ребенок уже умеет ходить, можете крепко взять его за руку и отвести туда, куда вам нужно. Переориентируя ребенка таким образом, вы демонстрируете, что он для вас не просто «кусок глины», а развивающаяся личность. Вы проявляете к нему уважение и понимаете, что однажды ему придется обернуться назад, не ожидая, что сзади кто-то подбежит и спасет.

Переориентируйте поведение ребенка каждый раз, когда это необходимо. Не думайте, что иногда можно в чем-то дать небольшое послабление. Нельзя. Ребенок сможет усвоить твердость и понять границы только тогда, когда вы проявляете постоянство и уверенность, помогая ему. Понимание того факта, что «никогда всегда означает никогда» закрепляется в ребенке, который приближается к входу во взрослую жизнь, где границы и обещания самому себе жизненно важны как для защиты себя, так и для защиты других.

Возраст от восемнадцати месяцев до трех лет – это тот период, когда детей в нашей культуре принято неуважительно называть «ужасные двухлетки». Возможно, взрослые используют эти слова потому, что совершенно не готовы к новому этапу взаимоотношений с ребенком. Родители не понимают, почему их дети, которые совсем недавно были сравнительно сговорчивыми, внезапно становятся просто невозможными. Для взрослых проблема заключается в том, что теперь ребенок не только способен удерживать в уме какой-то предмет, теперь он продолжает думать о нем какое-то время. Чем более развит мозг ребенка, тем на более длительные размышления он способен.

Что же делать? Нам следует помогать ребенку переключиться на что-то другое, отвлекая его мысли так же, как раньше мы отвлекали внимание от предмета. Поскольку теперь ребенок помнит о своем намерении, наша новая стратегия направлена на то, чтобы помочь ребенку подумать о чем-то еще. Важно понимать: мы не пытаемся ребенка убедить. Попытки взывать к здравому смыслу ребенка младше шести лет – классическая ошибка взрослых. Обсуждение причин того, почему ребенок младше трех лет не может получить того, чего он очень хочет, только укрепляет его навязчивое желание это получить. Желание ребенка усиливается с каждым повторением мысли о желаемом предмете. Образ блестящего антикварного чайничка на полке у бабушки стоит у него перед глазами все время, пока вы объясняете, почему нельзя его трогать - ваш ребенок постоянно повторяет про себя: «чайничек, чайничек, блестящий чайничек!»

Если ребенка уже сложно отвлечь, предоставив ему что-то новое для исследования, а воспринимать наши логические рассуждения он еще не способен, существует ли какая-либо структура мозга, которую мы можем призвать себе на помощь? Да, существует. Важнейшая сфера самоформирования детей в этом возрасте – это развитие языка. Мы можем использовать язык применительно к какому-либо предмету или ситуации, чтобы переключить внимание ребенка и помочь ему подумать о чем-то другом. Есть два способа использовать язык для достижения нашей цели. Мы можем предложить ребенку выбрать между какими-то предметами или действиями, или можем использовать описание, чтобы сконцентрировать внимание ребенка на том, что находится перед ним. Лучше всего эти стратегии можно понять из примеров, приведенных ниже. Это ситуации, которые мы наблюдали в нашей Монтессори группе. Конкретные детали описанной ниже ситуации не всегда применимы в домашних условиях, но принципы остаются теми же - их можно применять при любых обстоятельствах.

Однажды утром, в нашем классе, одна девочка 18-ти месяцев решила, что она не хочет садиться на горшок. Вернее, она твердо заявила: «Неть, горшок неть». Воспитательница знала, что ей уже пора на горшок, т.к. времени с прошлого раза прошло немало, да и по девочке было видно, что на горшок ее стоит посадить как можно скорее. Воспитательница таким же решительным, но спокойным голосом спросила: «Ты сядешь на синий горшок или на розовый?» (Обратите внимание – на выбор предлагаются только два варианта. В большинстве ситуаций предложение двух вариантов на выбор – это гарантия получения желаемой реакции от ребенка восемнадцати месяцев). Ответив твердо, но не угрожающе, воспитательница помогла ребенку сконцентрироваться на том вопросе, который ей задали и ее собственных мыслях по этому поводу. Дети в этом возрасте любят думать. Мозг этого ребенка 18-ти месяцев приступил к умственной операции: «На какой горшок я хочу сесть?», подобно тому, как раньше, в младенчестве, ее захватывало сенсорное исследование предметов. К этому времени она уже забыла, что вообще не хотела садиться на горшок.

Наша цель – переключить внимание ребенка с его возражений на другую мысль. Детям в этом возрасте нравится возражать вслух и слушать самих себя. Когда мы предлагаем им выбор, мы отвлекаем их от этих возражений. Не давайте им «застрять» на возражениях, не поддавайтесь искушению начать уговаривать: «Тебе пора на горшок, час уже прошел. Будь хорошей девочкой. Сделай это ради мамы», или, хуже того: «Сядешь на горшок – дам тебе M&M’s». Не усложняйте. У восемнадцатимесячного ребенка пока недостаточно воли, чтобы переключиться со своих возражений без четкой, направляющей помощи.

Описание – это еще один способ использовать язык, чтобы помочь ребенку переключить внимание и отвлечься от собственных возражений. Однажды утром ребенок – новичок в «обществе» маленьких детей кричал и плакал у дверей, не желая отпускать папу. Воспитательница уверенно, но без лишней суеты подвела его к аквариуму с золотыми рыбками. Заинтересованным, но в то же время успокаивающим голосом она медленно начала говорить: «Посмотри на рыбок. Вот у этой черные плавники» - она сделала паузу. «Посмотри, как они плавают. Видишь, рыбка открывает ротик? Она хочет есть. Я тебе покажу, как их кормить». Она привлекает внимание ребенка к деталям и предлагает совершить какое-то действие, сочетание этих приемов подобно точкам интереса, которые воспитатели, работающие по системе Монтессори, используют в любой деятельности в повседневной жизни. (см. 6 главу)

Обе стратегии направлены на то, чтобы переключить внимание ребенка и сделать так, чтобы мозг малыша начал работать. Они отвлекают ребенка от прошлого и привлекают его внимание к текущему моменту. Для того, чтобы успешно отвлечь ребенка методом описания, выберите тот предмет или действие, которые наверняка его заинтересуют. Живые существа – прекрасный выбор.

Еще очень показательно в последнем примере то, с какой легкостью ребенок может забыть даже о своих родителях, если их больше нет в поле зрения. Разумеется, это происходит потому, что у маленьких детей нет четкого представления о времени. Но они прекрасно усваивают порядок. Поэтому малыш в нашем садике снова начал плакать три часа спустя, как только увидел, что другие дети начали надевать куртки. Тогда он понял, что за ним скоро придет отец, и, следовательно, вспомнил про отца. Про интересных рыбок он забыл до следующего дня. Родителям нужно помнить о способности детей жить в настоящем моменте – большинству взрослых это, к сожалению, недоступно. Можно отвлечь ребенка даже от мыслей о родителях, если родители куда-то ушли, а если дети могут забыть о родителях – значит, они могут забыть о чем угодно. Вспомните об этом в следующий раз, когда увидите, что ребенок чего-то очень сильно хочет и яростно возмущается, когда вы не даете ему желаемого.

Еще необходимо помнить о том, что когда вы отвлекаете ребенка с помощью языка, не следует ждать немедленного послушания. Следует несколько секунд подождать реакции, возможно, повторить ваши слова. Нам известно, что скорость передачи нервных импульсов в мозге ребенка младше двенадцати лет в два раза меньше, чем в мозге взрослого. Поэтому от взрослого может потребоваться два или три раза повторить свои слова, очень терпеливо и без угрозы в голосе. Однажды, одна воспитательница сказала девочке, которая встав с горшка, вышла в комнату без штанишек: «Карен, надень штаны». Полминуты спустя: «Карен, найди свои штаны и надень их». Вместо этого Карен садится на пол рядом с воспитательницей. «Вставай!» - говорит воспитательница. Она помогает Карен встать на ноги и мягко разворачивает ее в сторону ванной комнаты. «Пойди и надень штаны». В этот раз Карен откликается и уходит в ванную.

Очень важно, чтобы в голосе во время такого общения не было агрессии. Если в голосе послышится вызов, это заставит ребенка реагировать эмоционально, эмоции подавят развившуюся к этому времени у ребенка силу воли. Участок мозга, отвечающий за эмоции, расположен рядом с участком, отвечающим за память. Вот почему, когда изучаемый материал сопровождается какими-то эмоциями, он накрепко остается в памяти. Так, представители поколения, к которому принадлежит Паула, совершенно точно помнят, где они были и что делали, когда произошла атака на Перл Харбор. Поколение, к которому принадлежит Линн, так же хорошо запомнило убийство Джона Кеннеди. Роль эмоций в процессе обучения объясняет то, почему мы так долго помним материал, заинтересовавший нас в процессе обучения, а то, что показалось нам скучным, мы моментально забываем - неважно, насколько тщательно мы его зубрили.

Когда стратегии выбора и описания не помогают переключить внимание ребенка или ребенок просто не слушается, взрослому необходимо довести дело до конца. Взять ребенка на руки и двигаться дальше, увести его от стойки с конфетами около кассы в магазине, надеть на него штаны, посадить его в машину и поехать на занятия, и так далее. Очень важно прибегнуть к этим действиям, не дожидаясь, пока вы разозлитесь. Вы больше, чем ребенок. Вы знаете, что в итоге, так или иначе достигнете своей цели. Зная, что вы все равно добьетесь желаемого для ребенка результата, вы не будете чувствовать себя неуверенно и беспокойно.

Также родителям не стоит испытывать чувство вины, когда они ограничивают поведение своих детей. Знание того, каким образом формируется воля ребенка, позволяет нам понимать, не слишком ли многого мы требуем. Если мы испытываем реалистичные ожидания относительно поведения ребенка, мы не становимся микроменеджерами, осуществляющими излишний контроль и требующими от ребенка повиновения в каждом движении. Мы понимаем, что возможность послушания ребенка в разном возрасте разная, и она напрямую зависит от уровня развития мозга. Следовательно, мы знаем, что послушание проходит три стадии развития. С двенадцати до восемнадцати месяцев ребенок вас понимает, но для того, чтобы послушаться, ему нужна помощь взрослого. С восемнадцати месяцев до трех лет ребенок понимает просьбу взрослого и иногда может послушаться самостоятельно. В возрасте около трех лет ребенок достигает такого уровня развития, когда может слушаться постоянно, но иногда выбирает не слушаться.

Эти три стадии послушания отражают развитие ребенка – от только что родившегося существа с несознательным умом до ребенка с сознательным умом в возрасте трех лет. Формирование сознательной воли у ребенка на протяжении этих трех лет – основа для утверждения Монтессори, что в этом возрасте можно начинать обучение ребенка. Дети при желании способны слушаться взрослых. Они могут придвинуть на место стульчики, вернуть на полку учебный материал, аккуратно обращаться с вещами и демонстрировать прочие навыки поведения, необходимые в цивилизованном обществе.

Чтобы проиллюстрировать то, как взрослый ведет себя на разных этапах развития послушания ребенка, представьте себе ребенка 14-ти месяцев за обедом. Взрослый понимает, что если он не хочет, чтобы ребенок приступил к еде, когда ему вздумается, то нужно взять тарелку и отодвинуть ее так, чтобы ребенок не смог ее достать. Если еда стоит перед ребенком, ребенок думает: «Я хочу эту еду». Он не может продолжить мысль: «Но нужно потерпеть, пока мы не помолимся». В восемнадцать месяцев ребенок уже может так думать в подходящей обстановке – например, в саду Монтессори, где все ему напоминает о порядке и ритуалах, а воспитатель и другие дети показывают пример. Только в возрасте трех лет ребенку можно сказать: «Подожди, пока есть нельзя», и ожидать, что ребенок с готовностью и постоянством будет подчиняться просьбам.

Дети поступают в группы Монтессори, когда им исполняется три года. Воспитатели ожидают послушания, когда говорят «нет» на такое поведение детей, которое считается неприемлемым. В то же время, зная, что «работа» - это ключ к самоформированию ребенка во всех областях развития, воспитатели делают так, чтобы вовлечь ребенка к окружающую среду путем созидательной направленной деятельности. Более того, они стремятся привлечь интерес ребенка к окружающей среде еще до того, как проявится негативное поведение. Например, когда новенький или маленький ребенок приходит утром в класс, воспитатель может ему сказать: «Надень фартук». После того как ребенок выполнит просьбу, воспитатель может продолжить: «Возьми этот поднос», и, наконец, добавить: «Поставь его туда». Ребенок и оглянуться не успел – а он уже радостно занят тем, что моет столик.

Воспитатель способен подвести ребенка к такому позитивному результату с видимой легкостью, потому что человеческие тенденции в ребенке – исследование, ориентирование, порядок, абстракция, манипулирование, повторение и стремление к совершенству – работают постоянно. Воспитатели берут себе в союзники эти универсальные человеческие тенденции, создав подходящую среду для ребенка каждого возраста и вовлекая детей в работу. Деятельность требует усилий, воли и концентрации. Завершив работу, дети чувствуют себя расслабленными и удовлетворенными. Через короткий промежуток времени дети перегруппировываются, и в этот раз выбирают для себя деятельность без помощи взрослых. Продолжается цикл самоформирования через направленную деятельность. Скоординированные движения, независимость, язык и воля развиваются, а развитие интеллекта ребенка происходит в соответствии с возрастом.

Это косвенная подготовка к формальному обучению, которая позволяет ребенку шести с половиной лет научиться писать и читать, использовать десятичную систему в математических действиях, знать наизусть правила сложения и помнить названия стран Азии. Такой фундамент для обучения, заложенный в первые шесть или семь лет жизни ребенка, не возникает «сам собой». Он строится с помощью продуманных действий родителей дома и воспитателей в группе Монтессори. Когда родители приходят на день открытых дверей в Монтессори школу “Forest Bluff”, они непременно задают один и тот же вопрос: «Как вам удается добиться такой дисциплины?» Мы думаем, что они задают этот вопрос, потому что, так же как и мы, считают, что дисциплинарное воздействие необходимо, чтобы дети могли концентрироваться на работе, уважали друг друга и материалы, которые используют. Но в то же время мы видим, что дети получают удовольствие от своей деятельности.

Вы спросите, что мы сделали для того, чтобы достичь такого замечательного результата? Мы идем навстречу потребностям ребенка, возникающим в процессе самоформирования. Воспитатели знают об этих потребностях и в соответствии с ними создают окружающую ребенка среду. Затем они предоставляют каждому ребенку в классе столько свободы, сколько он может принять, неся соответствующую возрасту ответственность. Когда дети в таком окружении сосредоточиваются на работе, дисциплина поддерживается сама собой. Когда учитель по той или иной причине не может сделать так, чтобы ребенок независимо взаимодействовал со средой, он отнимает у ребенка часть свободы, временно держит этого ребенка возле себя. Держа ребенка рядом с собой, воспитатель может подменить дисциплину и контроль ребенка своими. Кроме того, ребенок начинает наблюдать за тем, что воспитатель делает в данный момент. Чаще всего он видит, как воспитатель учит чему-то другого ребенка или группу детей, и в конечном итоге ему снова хочется поработать.

Детям, чья жизнь переполнена излишней стимуляцией и избытком развлечений – телевизором, компьютерными играми, бесчисленными пластиковыми игрушками внутри дома и перенасыщенном событиями расписанием дня вне дома, трудно развить в себе концентрацию, необходимую для формирования воли и, следовательно, дисциплинированного подхода к обучению. Слишком часто мы позволяем взрослому представлению о том, что «весело», диктовать образ жизни наших маленьких детей. Мы забываем, что раньше главным развлечением для детей были книги. Когда Джон и Абигейл Адамс, Томас Джефферсон, а позднее Авраам Линкольн были детьми, чтение книг было роскошью и приятной возможностью занять свой ум вместо тяжелого физического труда. Во взрослой жизни эти люди ценили библиотеки превыше всего своего имущества. Чтобы помочь своим детям стать достойными гражданами нашей страны, нам необходимо понимание того, какая деятельность помогает развитию воли и концентрации в раннем возрасте.

Наша цель – обучаемый ребенок, который способен работать вместе с взрослым над исследованием мира. Мы должны стремиться к тому, чтобы ребенок участвовал в совместной с нами деятельности с самых первых дней жизни. Мы демонстрируем ребенку какой-либо процесс в замедленном темпе и приглашаем его к сотрудничеству: «Вот твой свитер. Я надеваю его на тебя через голову. Давай ручку, вот так» и так далее. Как мы уже обсуждали, в процессе любой деятельности – в повседневной жизни или в уходе за ребенком, это сочетание действия и языка вырастает в совместную работу, основывающую на концепции «моя очередь, твоя очередь». Повторение и тренировка каждого нового вида деятельности вырастает в обучение.

Поскольку личность ребенка еще не полностью сформирована, большую часть времени родителям приходится замещать энергию и волю ребенка своими. Для успешного выполнения этой роли взрослому необходима уверенность, без которой хорошего руководства не получится. Родитель может мягким голосом говорить ребенку: «Я помогу тебе». Но ни поведение, ни голос взрослого не должны оставлять ни малейшего сомнения относительно того, к какому результату приведет та или иная ситуация. Слова и действия взрослого, как часть структуры окружающей ребенка среды, настолько же реальны, как и ее физические составляющие, они должны демонстрировать авторитет.

Лидеры от природы действуют так, словно они знают, что делают. Разве вы будете переходить бурлящий поток вслед за человеком, который говорит: «Ну, я не знаю, получится у тебя или нет. Может и получится, но река уж больно глубокая. Или тебе лучше здесь остаться? Или нет, лучше поплыли» и так далее. Когда родители демонстрируют подобные колебания и неуверенность в своей роли, дети начинают действовать так, словно главные – они, а не родители. Когда такие дети вырастают, то если вдруг они не получают желаемого в жизни, они ведут себя так, будто настал конец света.

Одно совершенно ясно. Да, мы должны ожидать, что ребенок сможет действовать внутри установленных нами границ, но в то же время нам необходимо помнить: повиновение представляет собой внутреннее решение ребенка. Часто ребенок в процессе принятия этого решения демонстрирует нервозность, раздражительность и беспокойство. Наша цель не состоит в том, чтобы избавить ребенка от этой борьбы. Наша цель – сделать его задачу осуществимой.

К сожалению, помогать ребенку в развитии воли в современном обществе – непростая задача. Современная американская культура демонстрирует двойственное отношение к власти вообще и к родительской власти в частности. Фильмы и телешоу, например, постоянно показывают детей, более сообразительных, чем их родители. Эти посылы, не имеющие ничего общего с реальной жизнью, вызывают у детей нездоровую самоуверенность и чувство собственного превосходства. Когда они вырастают в подростков, эти ложные убеждения влекут за собой неуверенность, страх и ощущение своей неполноценности, поскольку на деле они понимают, что подготовлены к жизни гораздо меньше, чем ожидали.

Родители могут значительно облегчить свою жизнь и жизнь своих детей, последовав примеру одной из матерей, посещавшей наши курсы. Эта мать двухлетней дочери и пятилетнего сына описала нам некоторые трудности во взаимодействии со своими детьми, особенно с сыном. Мы предложили ей посетить открытую лекцию, которую организовали несколько школ и колледжей нашего города. Лекция была посвящена детской дисциплине, на ней выступал Джон Розмонд, автор книги «Шесть шагов, которые помогут Вам воспитать здоровых и счастливых детей» (Six Point Plan for Raising Happy Healthy Children (Kansas City, Mo.: Andrews and McMeel, Universal Press Syndicate, 1989)). На следующий день после лекции она оставила нам записку: «Я полна решимости! Хватит уговоров! Я принимаю роль матери, контролирующей ситуацию!»

Если родители принимают ответственность за то, чтобы дать ребенку понять, что такое границы и вселенский порядок, поддерживающий существование людей – то какие результаты получит ребенок? В первую очередь, у него появляется возможность выработать самоконтроль. Трудности и препятствия неизбежны в жизни любого человека, но теперь у ребенка есть внутренняя сила, чтобы с ними справляться. Он может принять конечность мира и людей, его населяющих. Он воспринимает конечную точку для каждого из нас – конец жизни на земле – с мужеством, оптимизмом и готовностью с энтузиазмом пройти свой путь. И главное – самоконтроль дает вашему ребенку свободу для того, чтобы искать смысл в жизни и самореализацию через служение и любовь к другим людям и природе, которая питает нас каждый день на протяжении всей жизни.


< Глава 8 | Содержание | Глава 10 >

Наши центры

г. Москва, ул. Удальцова, д. 44

 

+7 (926) 232-0015

Посмотреть на карте

 

Бизнес-Парк "Румянцево"

Корпус Е, подъезд 23, 1 этаж

+7 (495) 240-5398

Посмотреть на карте

 

Приглашение в гости

CAPTCHA