Глава Десятая. Заключение

Мы проследили развитие ребенка от практически беспомощного новорожденного до независимо действующего трехлетнего малыша, имеющего навыки самоконтроля, способного целенаправленно двигаться и говорить. Мы предложили способы, с помощью которых можно помочь самообразованию ребенка, основанному на универсальных принципах развития человека, первоначально открытых непосредственными наблюдениями женщины-ученого в области медицины в начале двадцатого века и сейчас подтвержденных научными исследованиями педагогики и науки о поведении. Они включали в себя периоды особой чувствительности к той или иной деятельности, а также впитывающий ум ребенка в первые годы жизни. Мы определили образовательную формулу Монтессори: подготовленный взрослый, подготовленная окружающая среда и свобода выбора, сопряженная с ответственностью. Мы продемонстрировали зависимость этой формулы от следующих человеческих тенденций: исследование, ориентация, стремление к порядку, способность к абстрагированию, воображение, манипуляция, повторение, точность, контроль ошибок, совершенствование и общение.

Что же касается тех условий, в которых основные практические рекомендации, данные нами, успешно выполняются, то они сильно различаются. Например, в некоторых из наших школьных семей, традиционные ролевые модели отца и матери кардинально изменены. Мать работает каждый день вне дома, часто путешествуя за пределы города, часто задерживаясь на работе до позднего вечера. Вместо того, чтобы нанять на работу постороннего человека, отцу поручается уход за детьми и выполнение работы по дому. Мы считаем, что такие отцы настолько же способны понять принципы воспитания своих детей, не включенные в наши основные предложения и советы, как и матери.

Опять же, в некоторых из наших семей мать работает вне дома 3-5 дней в неделю, и необходимо найти постороннего человека для присмотра за детьми в это время. В таких ситуациях родители могу нанять няню, которая будет присматривать за детьми на дому. Такое решение проблемы хорошо работает, если вы посвятите некоторое время объяснению не только того, что вы хотели бы получить от няни, но и почему. Няня, которой вы помогаете понять новую роль, и которую Монтессори определяла как «воспитателя», а не как «слугу» для новорожденного, находит, что расширенные обязанности по уходу за вашим ребенком более интересны и полезны, чем простой присмотр за ребенком — также как считают и родители.

Одна из матерей, посещающих наши курсы, не имела возможности нанять няню на пять дней в неделю, в тоже время ей было нужно вернуться на полный рабочий день после того, как ребенку исполнилось шесть недель. Она нашла квалифицированную няню в другой семье — в этом случае, семью, в которой мать уже была знакома с принципами Монтессори и внедряла их в воспитание своих троих детей у себя дома (детям было 6 месяцев, 3 года и 5 лет). Такая разница в возрасте ее собственных детей сделала появление нового ребенка оптимальным для всех заинтересованных сторон. Мать, выполняющая функции няни, могла дать достаточно внимания своим собственным детям, в то время как заботилась о младенце, и этим самым приносила столь необходимый семье доход; наша мать нашла подготовленную семью, живущую по принципам Монтессори, для дневного пребывания своего ребенка.

Если вы работающий родитель и вам нужно найти ребенку место, в котором за ним будут присматривать, ищите то место, в котором будут следовать принципам, которые мы обсудили. Например, спокойная ли там атмосфера для ваших детей? Является ли среда упорядоченной, не загроможденной большим количеством предметов и красивой в своей простоте? Есть ли у детей материалы для целенаправленной деятельности, удовлетворяют ли они потребности ребенка в развитии независимости, ухода за собой и окружающей средой? Поощряется ли физическое движение и развитие координации? Представлены ли в этой среде хорошие образцы устной и письменной речи, а также языка символов, такого как музыка и искусство? Поддерживается ли становление воли детей путем поощрения и уважения концентрации на индивидуальной деятельности? Требовательно ли относятся к поведению ребенка, и в то же время, насколько адекватны эти требования стадии развития ребенка? Есть ли разница в возрасте между детьми от 2 до 3 лет, и оптимальное ли соотношение детей и взрослых? (Мы рекомендуем одного взрослого на двух детей моложе 12 месяцев, одного на трех детей менее 18 месяцев, и одного взрослого на шесть детей, если их возраст от 18 месяцев до трех лет).

Мы живем в период революционных изменений в понимании младенцев и роли взрослых в заботе о них. Монтессори предвидела эти изменения и рассматривала их не только как появление нового уровня свободы для женщин и изменения их места в обществе, но также и для продвижения мужчин и развития детей. Для матерей никогда не было лучшим решением целый день сидеть в своем доме или квартире одним, изолированными от общения, не имея никой возможности внести свой вклад в общество, зависеть от вечернего возращения мужа домой, приходившего отдохнуть от своей ежедневной занятости «24 часа в сутки». Каждая семья должна найти свой собственный подход к решению вопроса воспитания детей наиболее оптимальным способом, будь то нахождение дома с одним из родителей или в специальном учреждении.

Однако, что совсем не изменилось, так это энергия и приверженность, которые мы должны уделить решению этой задачи. С момента зарождения человеческой расы на Земле воспитание детей с самого рождения требовало самопожертвования, внимания, гибкости и мудрости со стороны взрослых. Чтобы проиллюстрировать эту истину и дать вам представление о том, как можно следовать дома тем советам, которые мы предложили в этой книге, мы расскажем вам историю Патриции и Эндрю. Они впервые стали родителями, и их сыну Чарли было почти шесть месяцев. Патриция начала посещать курсы для молодых родителей, когда была беременна, и с самого начала Эндрю тоже проявлял интерес к тем знаниям, которые получает его жена. Эндрю был отцом, полностью вовлеченным в заботу о ребенке. Когда он бывал дома, он помогал заботиться о ребенке большую часть своего времени. Как Патриция говорила нам: «Мне намного легче, когда Эндрю дома, нам удается сотрудничать и вместе принимать решения, касающиеся Чарли».

Мы выбрали Патрицию и Эндрю из многих других пар, посещающих курсы для родителей, из-за их принципов воспитания ребенка и их обязательства разумно исполнять их на практике. Наиболее важно то, что они понимают роль наблюдения в определении того, что нужно их сыну. Например, они не спешили подбегать к Чарли каждый раз, когда он плакал. Они ждали, наблюдали за ним, изо всех сил пытаясь понять, что кроется за его плачем, до того, как прореагировать. В значительной степени благодаря вдумчивому отношению родителей, Чарли постепенно превращался в ребенка, который мог проводить длинные периоды времени в одиночестве, конечно, он нуждался в постоянном наблюдении родителей, то, тем не менее, был полностью вовлечен в работу над собственным развитием и познанием окружающего мира. Он трогательно улыбался каждому, кто проходил мимо, и был счастлив, когда его поднимали на руки и играли с ним. Однако он сам никогда не требовал внимания.

Мы узнали об этих особенностях Чарли, посещая его дома в течение некоторого времени. Во время этих визитов, нас более всего потрясло его целостность, и в то же самое время, увлеченность и концентрация, с которой он исследовал окружающую среду, где бы он ни находился. В наш последний визит Патриция рассказала, что будучи семи недель от роду, Чарли тщательно фокусировал свое внимание на черно-белом подвесном мобиле, который потоки воздуха медленно передвигали из стороны в сторону. Через несколько недель, он был в равной степени вовлечен в то, что поднимал свою голову, лежа на животе или на боку, чтобы рассмотреть себя и фигурки из мобиля в зеркале, висящего на стене около его кроватки. Она сказала: «Необычно было наблюдать, что ребенок способен к концентрации с самого рождения. Я думаю, мы помогли ему тем, что были спокойны, тем, что не прерывали его созерцание, размахивая вещами перед его лицом, либо как-либо еще отвлекая его. Он жил в основном в двух комнатах: своей и нашей. В течение первого месяца жизни мы не нарушали его природную способность концентрироваться на окружающей среде. У нас не было много гостей — он постоянно видел только трех людей — и мы никуда не выносили его из дома. Он казался очень довольным, спокойным и защищенным в своей комнате. Казалось, для него было достаточно находится в одной комнате, чтобы подготовится к тому, чтобы впитать все окружающее».

Во время наших визитов мы заметили, насколько активными были движения Чарли, его рук и ног, как упорно он работал над своей координацией. Патриция рассказала нам, что с самого начала они вкладывали погремушки ему в руки. Сначала они давали ему погремушку для новорожденных. Он использовал свой рефлексивный захват, чтобы подержать ее мгновение прежде, чем бросить. Они добавили еще две погремушки: гладкую из натурального дерева, в форме месяца, чтобы было удобно захватывать ее всей рукой, и одну из деверева в виде колец, чтобы ее можно было захватить пальцами. Патриция продолжила: «Казалось, что погремушки его не очень сильно интересовали. Он засовывал их в рот и затем кидал их, до тех пор, пока ему не исполнилось три с половиной месяца. Но к четырем месяцам у Чарли началась «погремушкомания», и он занимался ими целый день. К шести месяцам он уже мог достать, схватить, потрясти и удержать погремушку двумя руками. Он начал проявлять интерес к цвету, так что сейчас мы поменяли три его первых погремушки на три новых, сделанных из дерева и покрашенных в разные цвета. У него есть одна с взаимосвязанными треугольниками, одна состоящая из кружков и третья с треугольниками и сферами. Я купила их с помощью каталога игрушек для детей, а также в магазине. Он их держит во рту довольно часто, но ему также нравится слушать тот звук, который получается, когда он стучит ими о пол».

Когда мы упоминали об очевидной силе в руках Чарли, в его спине, ногах, Патриция сказала нам, что с самого начала он мог поворачивать голову с одной стороны на другую. До тех пор, пока ему не исполнилось три месяца, он уже мог перекатываться с живота на спину, но пока ему не исполнилось четыре с половиной месяца, он не каждый раз мог перекатиться обратно на живот. «С самого рождения мы клали его на живот все время его бодрствования, за исключением, конечно, того времени, когда ему хотелось наблюдать за подвесным мобилем. К двум месяцам он уже мог приподниматься на руках и держать голову поднятой некоторое время».

«Он мог ползать довольно много на самом раннем этапе. Потрясающе, как много дети двигаются, когда им разрешают. К двум месяцам он несколько раз сам добирался до середины комнаты. Это обычно происходило, когда он был в комнате один. В четыре месяца он делал это три раза в неделю. Теперь, в пять с половиной месяцев, он перемещается повсюду, поднимается на колени, и раскачивается. Сначала ему нравились его последние успехи, но сейчас он расстраивается, когда не получается продвинуться вперед».

«Мы заметили кое-что интересное: каждый раз, по мере обретения нового навыка, Чарли проходил через период разочарования и плача. Он плакал, когда научился поднимать свою голову в первые недели, потом ему стало легче. Когда он первый раз поднялся на четвереньки, он плакал почти неделю. Было потрясающе наблюдать за ним - он вскрикивал при каждом физическом усилии — на самом деле это был не совсем крик, а горловой рычаще-хрюкающий звук. Но мы не брали его на руки в этот переходный момент. Мы позволяли ему продолжить усилия, до тех пор, пока не станет ясно, что он усердно поработал и сильно устал. Затем мы вмешивались, потому что казалось, будто он не знает, как остановиться. Мы поднимали его, помогали ему сменить положение, или укладывали его в постель, если наступало время сна. Такие переходные стадии обычно длились несколько дней, потом он с легкостью передвигался, и визжал от восторга каждый раз, когда совершал этот подвиг. Сейчас он начинает ползать, так что очень волнуется.

Если он бодрствует от одного до трех часов, мы знаем, что его волнение — также признак того, что он устает. Он всегда на полу и может свободно перемещаться, так что он очень активен, когда бодрствует. Иногда он готов ко сну уже через 1.5 час бодрствования. Его беспокойство говорит нам, что очень скоро наступит время для полуденного сна, и что он будет спать около двух часов. Когда он переживает очередной «момент роста», он также склонен волноваться, когда укладывается спать. Иногда он довольно сильно плакал. Если мы не вмешаемся и позволим ему это, уже через несколько минут он сам внезапно проваливается в сон».

Мы спросили Патрицию о том, как она ощущает свой первый материнский опыт, и если оглянутся назад, что показалось самым трудным. После минутного размышления она ответила: «Различные виды плача. Иногда плач Чарли на самом деле беспокоит меня, а иногда я могу спокойно переносить звуки плача. Разница в причинах, вызывающих плач. Меня не беспокоит, если он плачет и беспокоится из-за того, что пора спать; или если Чарли сыт и сух, и его выводит из равновесия то, что он пытается поближе пододвинуться к игрушке на полу, даже если он на самом деле довольно громко кричит. Но если он чем-то обеспокоен и его крик обозначает примерно «Мне что-то от тебя нужно», то я чувствую себя, как будто меня режут ножом. Даже если кто-то другой пытается позаботиться о нем, я не могу «отключиться» от этого крика. Это похоже на сигнал тревоги».

«Прошло уже пять с половиной месяцев с рождения Чарли. Странно, как быстро бежит время. Я очень многому научилась на курсах - что надо делать на каждой стадии развития, месяц за месяцем. Тогда шесть месяцев казались таким длинным промежутком времени, принимая во внимание то, что все, что ты должен делать — заботиться о ребенке. Потом ты просыпаешься однажды и думаешь: «Куда же делись все эти месяцы? Сделала ли я все, что должна была сделать? Не пора ли уже убрать погремушки?» Будучи матерью, часто не очень ясно мыслишь. У матерей немного искаженное чувство времени. Мой стиль жизни сейчас сильно отличается от прежнего».

«Я не могу представить, на что бы это было похоже, будь у меня больше детей. У меня есть только один ребенок и вся информация у меня, как на ладони, однако я все еще часто сомневаюсь. Мне все еще нужно часто проверять себя. В процессе действия очень многому учишься. Это как в игре теннис, когда ты останавливаешься посредине удара. Ты оглядываешься, посмотреть, как ты играешь. Но сказать наверняка ты пока не можешь, так как не знаешь, чем закончится игра. Если что-то не в порядке с твоим ребенком или даже просто намек на то, что что-то может быть не в порядке,- это очень пугает!»

«Я поставила стол для кормления, чтобы отучить Чарли от грудного молока, так как он уже лучше сидит на стуле и пришло самое время для того, чтобы приобретать новый опыт. Я сажаю его туда почти каждый день. Проблема в том, что это не происходит каждый раз в одно и то же время. Я знаю, что так было бы лучше. Но есть дни, когда я все еще высчитываю распорядок его кормлений. Та же самая проблема с приемом ванной. Сначала у нас стало получаться, а потом мы уехали в отпуск. Очень сложно организовать что-то в одно и тоже время каждый день. Я думала, что придерживаться распорядка дня будет самой легкой из всех задач. Я сама принадлежу к числу тех людей, кто живет по расписанию. Даже, когда я еду отдыхать, я держу распорядок дня в своей голове: «Сначала я поплаваю, потом съем завтрак и немного почитаю». Конечно, я должна подстраиваться под нашего малыша. Если же в семье больше одного ребенка, тогда второй ребенок просто сажается в машину, потому что старшему нужно быть в школе. Для второго ребенка, это то расписание, которое ему предложили, по которому все собираются жить. Что же касается одного ребенка - если он не давал вам спать всю ночь, скорее всего он проспит до девяти утра, и вы не станете будить его раньше, чтобы соблюсти режим, потому как сами тоже хотите выспаться».

«Я заметила, что в семьях, где всего двое детей, родители иногда пытаются чрезмерно все контролировать. Когда появляется третий ребенок, им приходится, до определенной степени, стать более гибкими. Если они были чрезмерно обеспокоены о старшем ребенке, сейчас они успокаиваются. Они видят, что их старший ребенок на самом деле уже сам со всем справляется, так что им можно немного расслабиться. Они уже многого добились, будучи родителями. Я могу это видеть на лицах других родителей, когда они приводят своих детей в школу по утрам. Так как будто они говорят: «О'кей, я теперь мать» и «Я — отец».

«Что касается меня, то мои дела налаживаются. Почти в шесть месяцев Чарли намного уже более осведомлен о заведенном режиме и, к счастью, это происходит в тоже время, что и я пытаюсь собрать режим воедино. Я была довольно уверенной и защищенной, когда стала матерью в первый раз. Я знала, что сначала нужно укрепить брак, и была убеждена и полна решимости относительно того, что делать с нашим ребенком. Но в первые месяцы, я слишком легко начинала сомневаться. Я позволяла себе оказываться под влиянием всего одного разговора, думая про себя: «Может я должна поступить иначе?» Я просто не могу себе представить менее защищенного, менее решительного человека, который владеет меньшей информацией и ему оказывают меньше поддержки — например, если муж только усложняет ситуацию — не могу представить, каково таким людям. Должно быть, это настоящий кошмар. Я чувствую, что мне очень повезло».

Так как Патриция не вернулась на полный рабочий день после того, как родился Чарли, мы спросили ее о том, каково было полностью сменить стиль жизни. Она ответила: «В тридцать два года я была по-настоящему счастлива. Я научилась строить хорошие отношения с людьми. Я любила свою работу и добилась в ней большого успеха. После того, как родился ребенок, комбинация из гормональных изменений и недостатка сна превратила меня в подростка. Я не могла контролировать свою жизнь. Я хотела те вещи, которые мне были не разрешены. Людям даже приходилось говорить мне, что делать. Я не знаю, что лучше или хуже: быть вынужденной вернуться на работу, назад к прежней жизни, или сидеть дома целыми днями, пытаясь приспособится к абсолютно новой жизни. Быть матерью целый день — это настоящее потрясение. Я помню комментарий моего коллеги по поводу того, когда одной матери четырех детей от двух до восьми лет потребовался помощник по хозяйству каждое утро пять дней в неделю. «Ведь ей больше нечем заняться, кроме как заботиться в своих детях. Зачем ей помощник?». В то время мне пришлось сказать, что я не могу себе представить, что происходит по утрам для матери, которой нужно разом отправлять всех детей в школу».

«Я просто думала, что смогу контролировать все немного лучше в первые месяцы. Было так трудно просто выбраться в ванную, приготовить что-нибудь поесть для себя или расчесать волосы: то есть те вещи, на которые ты обычно не обращаешь внимания, когда находишься одна. Я продолжала думать: «Было бы прекрасно сходить сейчас в ванную, но я должна сначала уложить Чарли спать». Было легче, когда Эндрю был дома, так как я могла попросить его помочь мне. Могло быть так, что я могла сделать что-то небольшое, например, переодеться, — не для того, чтобы пойти куда-то, а просто потому, что это помогало чувствовать себя чистой и свежей. Сейчас уже лучше. В шесть месяцев я пытаюсь решить, что я могу вставить в расписание для себя. Я должна отпустить то, о чем заботилась такое долгое время, и это очень сложно. Но мне очень повезло, потому что у меня есть выбор. Я могу выделить пару часов на какое-либо одно занятие или нанять няню и вернуться на работу с неполным рабочим днем. Или использовать это время, чтобы позаниматься спортом или общественной работой. Я удивлюсь, если через несколько лет мне будет достаточно просто готовить, заниматься садом, шить и стирать что-нибудь. Кажется, многие из нас сейчас считают счастливыми тех людей, которые делают этот выбор. В то же время я думаю, что Монтессори удалось хорошо сбалансировать физическое и интеллектуальное. В этом есть что-то такое, что воспитывает дух, что-то расслабляющее, приносящее удовлетворение, в использовании своего тела в связи с разумом, как это делают дети в учебных классах Монтессори».

«Что касается интеллектуальной проблемы матери сидящей дома с ребенком, для меня стало настоящим сюрпризом, что это совсем не скучно. Я думаю, что это прямой результат того, что я посещала курсы для родителей. Нам дали очень много новой информации, но секрет в том, что нужно будет проявить творческий подход для того, чтобы адаптировать предложенную модель именно для себя. Нам нужно очень хорошо осознавать те цели, которые стоят за выбором кроватки или стола для кормления. Так как, скорее всего, настанет момент, когда потребуется проявить гибкость. От нас часто будет требоваться творческий подход к вопросу, и затем будет нужно определить, подходит ли выбранное решение поставленным задачам или нет».

«Когда мы недавно поехали в отпуск, мы не могли выделить целую комнату для Чарли, хотя там была вполне подходя для быстрой адаптации обстановка. В нашем номере был остекленный балкон, поэтому с нашей кровати мы могли видеть, как Чарли спит. Таким образом, мы смогли обеспечить большую поверхность, на которой ребенок может свободно двигаться. Мы взяли несколько шерстяных одеял и положили их на пол, окружив подушками, так чтобы он не смог перекатиться к стеклянной стене. Эта новая ситуация дала нам возможность понять, почему Чарли сейчас все время вылезал из своей кровати. Он перемещался по кровати в то время, еще не полностью проснулся. На маленьком пространстве детской кроватки, ему бы пришлось оставаться в одной и той же позиции или продолжать упираться в кроватку, каждый раз как он перекатывался из стороны в сторону. Так как он всегда находился в своей кроватке дома, он переворачивается, когда спит. Его способность двигаться развивается даже, когда он спит. Открытая поверхность пола с подушками прекрасно подходит для сна, когда вы не дома. Мы просто убедились, что подушки были тяжелые и упругие (как и все диванные подушки) , так что они могли прижать края одеял, а пространство было очень большое. Примерно шесть на шесть футов».

«Поле обзора, которое дает детская кроватка, уже не так важно в шесть месяцев. Новорожденный должен иметь возможность видеть окружающее пространство, поэтому подходящая кроватка с зеркалом напротив очень важна. Ему нужно построить визуальную карту его комнаты, из которой он собирается выйти. К шести месяцам, когда он уже хорошо двигается, уже не так страшно, что подушки снижают обзор. Чарли также мог видеть над подушками, и ему нравились деревья снаружи, блестящие иголки сосен в лучах солнца. Было замечательно наблюдать за ним, когда он не знал, что за ним не наблюдают. Было любопытно заметить, что он любил спать на спине, раскинув руки и ноги. Я думаю, что ему очень уютно так спать. Хотя он часто меняет положение во сне».

«Я поняла, что растить ребенка - это постоянный процесс. Все постоянно меняется. Вы не сможете гарантировать стопроцентную безопасность ребенку на все время. Родители просматривают каталоги и думают, что они смогут сделать весь мир безопасным для их ребенка. Но ребенок меняется каждую неделю. На прошлой неделе Чарли начал приподниматься на руках, опрокидывая и роняя голову на пол. Я поняла, что я все же могу сажать его на твердый пол и читать рядом с ним, или продолжать чем-либо заниматься, если прежде положу подушку от дивана со стороны его головы. Если он опрокинется, его голова стукнется о подушку, а не о жесткий пол. Конечно, это временная мера. Уже через несколько недель нужно будет придумать что-то новое».

«Эти шесть месяцев были сложными, но мы с лихвой вознаграждены осознанием того, что наш ребенок кажется защищенным и довольным, даже когда он вдали от дома. Он очень общительный и обаятельный, постоянно улыбается. По-настоящему спокойный и счастливый ребенок. С каждой неделей с ним становится все более и более весело».

Потом мы поговорили с Эндрю. В то время, как мы слушали его комментарии, он становился все более осведомленным о преимуществах активно участвующего в воспитании детей и развитии брака отца. Сопричастность Эндрю во время беременности жены, в процессе родов и первых недель после рождения Чарли стали ключевым фактором в успешном развитии сына. Пола вспоминает, что такие возможности для отцов участвовать в рождении детей и их первых неделях жизни — абсолютно новы для нашей культуры. Среди всех революционных изменений в западном обществе, признание и уважение к обязанностям отцов в первые годы жизни их детей являются одними из самых важных.

Сначала мы спросили Эндрю, каково ему было воспитывать своего первого сына по принципам Монтессори. Он ответил: «Я не чувствовал, что делаю что-то, что противоречит моим инстинктам. Это имело смысл для меня. Логические идеи стали основой. Здесь есть много работающих идей: кровать, подвесной мобиль нал кроватью, зеркало рядом с кроватью. Все сделано для того, чтобы ребенок развивался лучше. Это физическая составляющая, но есть еще и эмоциональный аспект. Мы фокусируем все внимание на ребенке и построении семьи. Я не вижу материальных вещей, когда захожу в комнату, скажем, чтобы сменить памперс. Я не думаю, что я должен переложить моего сына на пол. Я просто начинаю менять ему памперс. Совершенно случайно оказалось, что его напольная кроватка также полезна и для меня. Я более шести футов ростом и мы можем лежать на ней вместе, когда я очень устал!»

«Мне нравится, что наш дом не загроможден большим количеством вещей. Преимущество сделанного заранее выбора в том, что сейчас нам не надо принимать решений по переделыванию дома, наполняя его всеми этими «сумасшедшими» вещами, которые требуются новорожденным малышам. Наш дом также прост, как сосуд для смешивания коктейля. Мы понимаем необходимость того, что нужно для нашего сына: смена подгузников, кормление, укладывание спать, игры — и мы к этому подготовились. Нам не пришлось усложнять себе жизнь».

«Мне не кажется, что наш дом такой, каким он должен быть по мнению Монтессори. Мы просто два родителя, преданных делу воспитания своего ребенка, основанному на здравом смысле. Я рад, что в этом участвую. Мы с Патрицией хотим мира и спокойствия дома и создаем его вместе. Мы думаем о том, что лучше в нашем длинном пути по уходу за ребенком и совмещаем это с тем, что лучше для нас. Наш брак — это основное. Он задает тон. Мы обеспечиваем все самое лучшее для развития нашего сына — мир и покой, любовь — все это не так трудно. Я думаю, что наш сын присоединился к нашей семье, а не наоборот».

Когда мы спросили Эндрю о родах Чарли и его первых неделях жизни, он ответил: «Мы решили, что ребенок должен родиться естественным путем, и я принимал в этом процессе большое участие. Мы вместе ходили на курсы. Я собирался активно принимать участие в качестве помощника. Я научился техникам релаксации и работы на всех стадиях родов. Так что мы запланировали совместные роды. Я нервничал по этому поводу, но знал, что это очень успокоит Патрицию. Я отменил все свои поездки за две недели до предполагаемой даты родов. Я также взял две недели отпуска на две недели после рождения ребенка. Для меня было очень важно быть рядом с женой и помогать ей в первые дни после родов и удостовериться, что все необходимое для нее будет сделано».

«Роды проходили сложнее, чем мы ожидали. Наш сын был очень крупным, и вторая стадия родов заняла два с половиной часа, так что это было нелегко. Потребовались командные усилия, чтобы привести Чарли в этот мир. Первые дни после родов прошли как тумане. Доктор рекомендовал Патриции постельный режим в течение первых двух недель после родов, и мне пришлось принять на себя всю ответственность за нашего сына. На самом деле, роли распределились следующим образом: 95% всей работы пришлось на мою долю, а оставшиеся 5% был вкладом Патриции, когда она кормила Чарли грудью. Сказать по правде, я больше беспокоился за свою жену, о ее эмоциональном состоянии и безопасности, я хотел быть уверен, что с ней все в порядке. По какой-то причине я не беспокоился насчет малыша. После того, как его дыхание установилось после рождения и я мог видеть, что он здоров, я знал, что все будет хорошо. С самого начала мне всегда было приятно держать его на руках и делать что-то для него. Может быть то, что я видел, как трудно ему было родиться, убедило меня в том, что он очень сильный. Я ощущал особую близость с моей женой, прожив с ней этот опыт, и рождение ребенка было просто частью всего этого, целью или кульминацией. Ребенок не был забыт, но я все время думал о Патриции».

«Я описал эти первые дни, как затуманенные, так как совсем не спал, мне приходилось постоянно на чем-то фокусироваться: на ребенке или на Патриции. Я так устал, что мне просто хотелось, чтобы все дела делались как можно скорее. Все немного успокоилось после первых трех-четырех дней, и я смог немного поспать. Патриции становилось лучше, и мы могли вздохнуть спокойно. Именно тогда я в первый раз серьезно взглянул на ребенка и понял, какой он замечательный».

Мы спросили Эндрю, что кажется ему наиболее сложным сейчас. Он ответил: «Я много времени провожу в деловых поездках, так как являюсь единственным кормильцем в семье, так что поддержание хороших отношений с женой и сыном для меня на первом месте среди всех приоритетов. У меня с собой всегда есть фотография жены и сына в кармане {несмотря на то, что Эндрю одет в домашнюю одежду, он достает из кармана брюк фотографию и показывает ее нам}. Также очень помогают звонки по мобильному телефону и электронная почта. Каждый раз, когда я возвращаюсь домой, кажется, как будто я запрыгиваю на крутящуюся карусель и пытаюсь сделать так, чтобы она не останавливалась. Я должен попасть в поток и обратно, туда, где мой сын живет по своему расписанию».

«Еще одна трудность — это изменение ритма жизни. У нас сейчас более размеренный стиль жизни, хотя я не могу сказать, что мы когда-либо гнались за весельем. Иногда, чтобы побаловать себя, мы заказываем еду из ресторана или смотрим фильм дома, вместо того, чтобы идти в кино. Когда ты становишься родителем, приходится временно забыть о себе. Нельзя просто взять и начать читать газету. Я уже не занимаюсь спортом так интенсивно и так долго, как раньше. Я могу начать заниматься рано утром для того, чтобы вернутся и помочь Патриции, или если я выхожу в середине дня, я уверен, что вернусь домой вовремя, чтобы мы могли сделать что-то вместе. Мне нравятся эти перемены. Я отдаю совсем немного, но многое получаю взамен».

«Еще мне кажется, что мы хорошо понимаем, как следует поступать в тех или иных ситуациях. Я не рассматриваю то, чему мы научились на курсах, как перечень необходимых действий. Мы получили цели, не абсолютные истины, которым нужно следовать. Мы не всегда будем делать все правильно, получать «пятерки с плюсом». Мы должны наблюдать и оценивать то, что мы делаем, как если бы были хорошими учеными. Дух Монтессори, а не то, что написано, вот что для меня важно. Так много людей хотят получить волшебное средство, которое избавило бы их от проблем. Они просто хотят, чтобы им сказали, что нужно делать. Проблема состоит в том, что не существует стандартных рецептов по воспитанию детей – будь то выбор подходящей кроватки или подгузников. Вы можете импровизировать, однако, важно помнить о тех целях, которые вы с женой определили как основные в процессе воспитания ребенка».

«Я приведу один пример. Сначала мы решили, что Патриция будет кормить Чарли грудью до девяти месяцев. Однако к пяти месяцам она довольно плохо себя чувствовала из-за постоянных грудных воспалений и сильной усталости. В тоже время у Чарли прорезывались зубки (довольно острые). Мы решили ввести молочные смеси во время утренних и послеобеденных кормлений. Практически сразу Патриция стала лучше себя чувствовать. Мы рады, что наш план по грудному кормлению до сих пор выполняется, и наш сын получает достаточное количество грудного молока и тесного контакта с матерью, но в тоже время Патриция освобождена от необходимости постоянно кормить Чарли грудным молоком. Сейчас мы планируем отнять его от груди к восьми месяцам, или около того. Это не те девять месяцев, которые мы первоначально планировали, но вполне разумная замена».

«Также для меня очень важно участвовать в принятии решения. Я не веду себя как генеральный директор в процессе обсуждения. Но мне нужно помочь добиться наших первоначальных целей: мирной семейной среды, в которой можно жить и расти. Когда я прихожу домой, я всегда сначала ищу свою жену. Слишком часто отцы, приходя домой, сначала здороваются с детьми, а уже потом с женой. Появление ребенка является следствием заключенного брака. Между родителями должны быть прочные отношения. Это залог того, чтобы стать хорошим отцом».

Из общения с Эндрю и Патрицией было ясно, что у них отличные отношения, а их брак основан на любви и уважении. Они отлично ладили и помогали друг другу растить своего первого ребенка. Они успешно удовлетворяли все потребности ребенка в первые месяцы его жизни. А как насчет родителей, у которых несколько детей и которые также стараются следовать принципам Монтессори? Патриция упоминала сложности, которые представляются ей в таких семьях. Справедливы ли ее представления? В качестве иллюстрации мы предлагаем вам историю, рассказанную нам двумя молодыми родителями Карен и Джоном, которые сейчас посещают наш курс для родителей. Их история рассказывает о той же матери, чьи комментарии открывали Предисловие к этой книге и вдохновили нас на ее написание. Эта история произошла через шесть дней после того, как мать Сара и ее муж Том стали родителями в третий раз. Их старшие дети, Эдит шести лет и Тодд четырех, начали посещать наши занятия, будучи новорожденными, а сейчас учатся в нашей школе.

Одним теплым июньским вечером Карен и Джон, помня, как им самим понравилось, когда их друзья принесли угощение после рождения ребенка несколько месяцев назад, решили приготовить и принести ужин для Сары и Тома. Было около половины шестого. Том, игравший с Эдит и Тоддом, поприветствовал их у двери. Когда Сара услышала, что приехали Карен и Джон, она крикнула из спальни: «Останьтесь, пожалуйста, с нами. Я как раз заканчиваю кормить ребенка». Том радостно добавил: «Да, останьтесь с нами. Давайте устроим пикник во дворе». Карен сказала: «Вы уверены?» Она боялась, что это будет невыносимо для двух старших детей. Это была импровизированная ситуация, которая вполне может спровоцировать неадекватное поведение. В конце концов, в доме был новый ребенок, и можно было ожидать, что его брат и сестра потребуют дополнительного внимания и не захотят делить общество родителей с кем-либо еще в конце дня. Кроме того, Карен и Джон принесли своего четырехмесячного сына с собой, что было детям в новинку. Однако они остались после того, как Сара и Том настояли на своем.

Пока взрослые выносили еду на улицу и устанавливали стол для пикника, дети вынесли свой маленький столик на задний двор из кухни. Они вернулись за своими стульями и сами накрыли себе стол, принеся тарелки и столовые приборы из маленького шкафа на кухне. Когда все было готово, они бегали по двору, срывая цветы с кустов и расставляя их по стаканам на столе взрослых и на своем столике. Поразило то, что они делали это очень тихо, сами по себе. Карен поняла, что она не ожидала от них такого. В течение всего ужина дети спокойно сидели за своим столом, тогда как взрослые за своим. После того, как дети закончили есть, они прибрали за собой, унося тарелки в кухню — снова сами по себе, не требуя указания взрослых. Затем Тодд принялся копаться в саду.

Эдит села наблюдать за ребенком Карен, который лежал на одеяле на траве. Ребенок четырех месяцев проводил свое время, лежа на животе, иногда отталкиваясь руками и поднимая голову, внимательно изучая окружающую среду. В конце концов, Эдит присоединилась к Тодду, рассматривавшему цветы и кусты, и они вместе начали бегать и играть с собакой, бросая ей мяч. Когда наступило семь часов, Том позвал детей в дом принимать ванну и готовится ко сну.

По пути домой Карен и Джон обменивались впечатлениями о прошедшем вечере: о том, насколько необычны были дети в своей способности занять себя делом и развлекаться без дополнительных игрушек. В результате родители могли нормально отдохнуть с друзьями и друг другом, и в то же время радоваться тому, что их дети рядом, участвуя в общем пикнике и играя поблизости.

Опыт этих пар показывает нам, что родители, следующие практическим советам, приведенным в этой книге, считают свою жизнь и жизнь своих детей протекающей более гладко. А это и есть наша основная цель. Если, однако, вы считаете, что это не ваш случай, возможно, вы слишком строго следуете каждому нашему совету. Наша задача — не просто придумать список всего необходимого для воспитания ребенка. В комментариях Патриции и Эндрю самое главное - придерживаться основной идеи, а не четко следовать всем указаниям. Наблюдая за своим ребенком, вы можете применять эти принципы по-разному в различных ситуациях.

Основным инструментом для успешного внедрения выше указанных принципов в реальную жизнь всегда является наблюдение за ребенком. Хотя, как правило, наблюдение — это самый большой вызов для взрослых, направляющих своих детей на пути самоформирования. Вы спросите, почему? Как мы уже поняли, помогать детям в их развитии - значит всегда выбирать для них нужный момент, объект или деятельность. Показать что-то ребенку — довольно несложно. Пошаговые инструкции по использованию тех или иных материалов подробно описаны в методических пособиях любого обучающего курса для родителей и учителей. Однако, наблюдение за ребенком и определение того, что именно ему представить и когда это сделать, требует времени и усилий.

Наблюдать — не значит просто смотреть. Используя терминологию Эндрю, можно сказать, что наблюдать — значит думать, как ученый: быть полностью открытым тому, что ты видишь и не иметь никаких предвзятых представлений. Поэтому, наблюдая за ребенком, не нужно проецировать свои мысли на них. Например, если ребенок двух месяцев снова и снова поднимает свою голову и смотрит на рисунок на подушке, это не означает, что он хочет достать до этой подушки. Он может просто впитывать ее узор или работать над укреплением мышц шеи и спины, а подушка случайно попала в поле зрения.

Наблюдая как ученые, мы не только узнаем нужды детей и то, что мы можем дать им, чтобы удовлетворить эти нужды, мы также начинаем понимать, чего не следует давать или делать за ребенка. Другими словами, мы узнаем о препятствиях, которые могут появиться на пути их развития. Мы видим, что давая погремушку малышу четырех месяцев, до которой он пытается дотянуться, мы лишаем его возможности бороться для достижения своей цели. Если в полтора года ребенок пытается найти в коробке подходящее отверстие для кубика, нам нужно подождать, пока он будет по-настоящему расстроен и будет готов сдаться, и только тогда нам следует вмешаться, чтобы оказать помощь. Когда двухлетний ребенок пьет и вода течет по его подбородку, нам нужно посмотреть, почему он проливает напиток, что идет не так. Когда мы поймем причину, мы сможем помочь ему. Лишать его трудностей — например, давая ему чашку-поильник, вместо того, чтобы помочь ему приложить собственные усилия, как в случае со стаканом — значит создавать препятствия для его развития.

Посмотрите и подумайте: «Какую единственную вещь я должна сделать, чтобы помочь?» Ваша цель состоит в том, чтобы предложить ребенку минимальное количество необходимой помощи, давая ее только в самый подходящий момент. Это означает, что находясь со своим ребенком, вы должны давать ему возможность побыть в одиночестве в течение некоторого времени. Не нужно постоянно взаимодействовать с ним. Если вы сидите и читаете журнал, отложите его ненадолго в сторону и понаблюдайте, что делает ваш ребенок, соберите немного информации. Что он делает со своими руками, пальчиками? Что делает его спина и ноги? Насколько усердно он работает? Например, когда ребенку полтора года и он пытается самостоятельно одеться утром, понаблюдайте, как он это делает сам. Подумайте о том, что могло бы ему помочь в этом деле, а также во всех других делах в течение дня. Наблюдайте, думайте, действуйте. Следуя этой формуле, вы сможете гарантировать, что ваши действия приведут к взаимодействию с вашим ребенком для его пользы, а не к подрыву его усилий по самоформированию.

Именно путем наблюдения, рефлексии и взаимодействия с ребенком Монтессори открыла цели детства и те способы, которыми мы как взрослые может способствовать ребенку. Но именно изначальное уважение к ребенку направило ее на этот путь, это же уважение к ребенку подвигает нас на то, чтобы продолжать свою работу. Случай из жизни Патриции и Эндрю хорошо иллюстрирует наши слова. Однажды, друг бабушки Чарли приехал навестить их семью. Чарли довольно играл на полу в гостиной, исследуя красочную погремушку, потом перевернулся, поднялся на колени и стал раскачиваться вперед назад, радостно улыбаясь и издавая различные звуки. Гость улыбнулся и сказал: «Он такой милый! Мне очень хочется взять его на руки. Разве вы не хотите этого сделать?» Патриция на минуту задумалась. Потом ответила: «Да, мне бы очень хотелось взять его на руки, но я стараюсь этого не делать. Это будет проявлением неуважения к моему ребенку. Я уважаю его работу, ведь он усердно трудится над своим развитием!».

Жизнь человека имеет огромную ценность, уважение к каждой личности необходимо для счастья и процветания нас как вида. Только проявляя уважение к другим людям, мы сможем открыть нашу роль в сотворении и узнать о тех способах, которые наилучшим образом смогут подготовить нас к этому. Ребенок и его задача по самоформированию требует особого уважения с нашей стороны. Перед ребенком стоит поистине монументальная задача, которую ни один другой вид живых существ, обитающих на Земле, повторить не может. Ему предстоит стать «завершенным» человеком, способным принести пользу миру. А на самом деле, стать тем взрослым, который сможет изменить мир к лучшему. Для того, чтобы справиться с этой непростой задачей, ребенку будет необходимо подняться на духовный уровень. Конечно, любая человеческая особь может спокойно существовать на животном уровне: есть (вскармливать своих детей), спать, образовывать пары, искать себе жилище, собираться в группы и т.п. На протяжении всей истории существования человека люди находятся на разных стадиях реализации своего предназначения как духовных существ. В борьбе за физическое выживание мы часто забываем о более высоких потребностях.

Сегодня мы осознаем все физические нужды человеческого выживания, но мы также понимаем все вызовы, которые ежедневная жизнь предлагает нашему духу. Нам приходится иметь дело с возросшим уровнем активности, имеющим свои корни в лавинообразном нарастании количества технологической информации со всех сторон света. Скорость нашей жизни становится все больше и больше, и в конечном итоге приводит к непростой жизни, наполненной стрессами, ощущением пустоты и духовного вакуума. Для того, чтобы помочь ребенку стать «завершенным» человеком, способным справится с трудностями нового времени, нам необходимо иметь полную картину его задачи по самоформированию и знать способы, которыми мы сможем помочь ему на этом непростом пути. Для достижения этой цели мы должны наблюдать ребенка, сотрудничать с ним и уважать его путь самоформирования.

Более ста лет назад Мария Монтессори начала свою работу по «открытию» ребенка. Она открыла, что ребенок нуждается в уважении и сотрудничестве со взрослыми с самого рождения, поэтому родителям необходимы знания о стадиях развития ребенка, а также тех энергиях и потребностях, которые характерны для каждой стадии. Мы надеемся, что информация об открытиях Монтессори, приведенная в данной книге, поможет вам сделать первые три года жизни вашего ребенка радостными и полезными как для вас, так и для него!


< Глава 9 | Содержание

Наши центры

г. Москва, ул. Удальцова, д. 44

 

+7 (926) 232-0015

Посмотреть на карте

 

Бизнес-Парк "Румянцево"

Корпус Е, подъезд 23, 1 этаж

+7 (495) 240-5398

Посмотреть на карте

 

Приглашение в гости

CAPTCHA